Ричард КРЕВОЛИН: «Я приехал сюда не для того чтобы учить делать голливудское кино, а чтобы вдохновить на создание уникального — украинского»
  Константин Рылев, «День», № 72 (2294), 5 мая 2006 г.
 



В связи с претензиями Украины взяться за свое кинопроизводство и некоторыми широкомасштабными планами по созданию студий голливудского типа возникала идея приглашать «иностранных специалистов». Во времена молодого советского государства это были инженеры, а в пору юности независимой Украины — сценаристы, режиссеры и актеры made in USA.

В Киеве были организованы курсы (опять же, по аналогии с добрыми советскими временами) повышения квалификации специалистов под претенциозным названием «Школа Голливуда в Украине» (спонсор проекта ТМ «Олимп»). На тот случай, если бы у нас появились серьезные производственные мощности, чтобы было кому там работать.

Накануне майских праздников заканчивал недельный цикл лекций голливудский сценарист и профессор Ричард Криволин. Большинство его украинских студентов являлись телевизионщиками, поскольку в этой области дела обстоят лучше, чем в киношной.

Я торпедировал заокеанского преподавателя в Киево-Могилянской академии (на территории которой проходят мастер-классы) во время обеда.

Это был мужчина лет 40 в белых штанах с боковыми карманами, в кожаном пиджаке, бело-красных кроссовках и с золотой цепью на шее. В общем, калифорнийская мода не слишком отличается от киевской. Ричард несколько напоминал Дэвида Копперфилда (Коткина), родители которого, как известно, одесситы. Возможно, и у Криволина в Украине есть какие-то корни.

Из разговора с ним я понял, что он — хороший ремесленник, крепкий профессионал. Наверное, на этой стадии развития независимого украинского кинематографа ознакомление с определенными технологическими навыками — не лишнее. Хотя отношение Ричарда к творчеству начисто лишено романтического флера и сосредоточено на анализе успешных фильмов, демонстрации «схем», лежащих в их основе (в том же ключе, как я понял, проводил занятия ранее в «Школе Голливуда» его коллега по «фабрике грез» режиссер Марк Тревис).

У переводчиков была пересменка, и, отрывая Ричарда от булочек с соком, я никак не мог донести до его сознания свои вопросы. Но тут он, со свойственной американцам практичностью, подозвал слушательницу киношколы, знавшую английский. Затем материализовалась вторая, владевшая английским в еще большем объеме, чем первая. И взаимопонимание (в какой-то степени) между американской и украинской сторонами было установлено.

— У вас есть какая-то миссия, цель, с которой вы приехали? Способствовать созданию шедевров, обнаружению нового Шекспира в рядах украинских слушателей? Либо что-то иное?
— Сюда я приехал для того чтобы поесть борщ.
— И как борщ?
— От него у меня заболел живот.
— Не стоило ехать?
— Стоило, потому что мне нравится встречаться с новыми людьми и учить их своей профессии.
— В каких странах уже была организована «Школа Голливуда»?
— В Киеве — первая. И первая группа сценаристов. Все — в первый раз.
— И все-таки, возвращаясь к вопросу, какова ваша «сверхзадача» — нести в мир голливудскую школу фильма?
— Я приехал не для того чтобы учить делать голливудское кино, а чтобы вдохновить на создание уникального — украинского. И один из способов, как это сделать — показать структуру голливудского фильма, чтобы была база для создания собственных киноисторий.
— Но ведь американские фильмы (а значит, в какой-то степени и их схему) и так все знают, поскольку голливудские ПР-технологии — самые массированные и дорогостоящие?
— Нужно поучиться у меня, тогда вы поймете, что нового я сообщаю о вроде бы известных картинах.
— Какие американские фильмы вы считаете идеальными?
— «День сурка» и «Деловая женщина». На их примере мы и изучаем сценарную схему фильма.
— Для кинопроизводства нужна разветвленная инфраструктура, которой у нас пока нет. Киносценарии во многом — прикладное искусство, обусловленное технологиями. И даже если вы научите украинских студентов писать добротные сценарии, то пристроить их особо некуда.
— Навыки, которые я даю, в принципе, применимы не только в кино, они применимы и для создания театральных пьес, короткометражек. Если они будут иметь некоторый успех, можно будет привлечь инвестиции, чтобы в конце концов заняться высокобюджетными картинами... Мне кажется, вы на меня нападаете? А я не хочу, чтобы во время обеда кто-то меня атаковал.
— Во-первых, журналистике свойственна определенная напористость, а во-вторых, я просто делюсь с вами реальными украинскими проблемами. И, соответственно, мне интересны ваши варианты их решения. В частности, многие творческие люди связывают с вашим приездом надежды на профессиональное будущее. Являетесь ли вы проводником между голливудскими возможностями и украинским потенциалом?
— Нет, я не ставлю перед собой такой цели. Я хочу вдохновить своих студентов на то, чтобы они писали оригинальные украинские истории. В Голливуде хватает неплохих американских сюжетов, очередь — за украинскими. До меня в «Школе Голливуда в Украине» Марк Тревис преподавал режиссуру. Скоро будут занятия по актерскому, операторскому и продюсерскому мастерству. Мы верим, что наши студенты будут снимать большое кино.
— Украинскими или американскими силами?
— Местными.
— Почему вы все-таки выбрали Украину, а не, допустим, Россию?
— В России и Беларуси нет демократии.
— Является ли ваш приезд неким культурным продолжением «оранжевых» событий?
— Частично это так.
— Как вы считаете, через сколько времени (год, два, три) могут появиться результаты местных капиталовложений в кино и ваших интеллектуальных усилий?
— Очень хочется верить, чтобы это случилось поскорее. Но так как все мы реалисты, то на это потребуется больше времени, чем год- два. Однако без специальной подготовки это время придет позднее. Что мне нравится в сценаристике, так это то, что для работы в этой области не нужно дорогостоящего оборудования.
— Вопрос к вам как к сценаристу: какая у вас была самая интересная история? Прожили вы ее или больше выдумали?
— Обычно сценаристы на такой вопрос отвечают, что самая любимая история — это та, над которой они работают сегодня. И я к этому мнению присоединяюсь. А сценарий, над которым я сейчас работаю, основан на подлинных событиях: это история адвоката и полицейского, которые ловят банду наркоторговцев в Чикаго.
— Чтобы работать над таким сценарием, вы изучали работу полиции, криминалистов? Или вы основываетесь на собственных умозрительных заключениях?
— Эта история произошла с одним юристом. Он на нее продал права. Моя задача — на основе этого сюжета написать хороший сценарий. Я постоянно контактирую с этим юристом, высылаю ему отрывки, чтобы не было нелепостей. Чтобы все было точно.
— Вы считаете, в основе любого произведения лежит чья-то прожитая история, яркая судьба?
— Да, все голливудские успешные фильмы основаны либо на реальных событиях, либо на бестселлерах. С точки зрения производства, гораздо безопаснее снимать Гарри Поттера, выходившего миллионными тиражами, чем неизвестную историю. Мне лично может нравиться и научная фантастика, но Голливуд — это бизнес. Там зарабатывают деньги. А значит, там далеко не все личные пристрастия и вкусы могут иметь спрос.

Далее Ричард отправился смотреть и разбирать со студентами новый отечественный фильм «Orange Love». Как раз про то, как во время оранжевой революции американец влюбился в украинскую девушку. Уж не знаю, удался ли этот киноопус, но все предыдущие фильмы на эту тему — «Оранжевое небо» и «Прорвемся» — могут служить отличной иллюстрацией (судя по многочисленным отзывам) того, как снимать не надо. Возможно, Ричард научит наших сценаристов хотя бы писать профессионально, то есть, в его понимании, быстро и добротно.

Вершина американского технологического подхода в еде — это «Мак Дональдс». Которых в Киеве хватает. Я не люблю их, но отдаю должное их профессионализму. Однако хочется чего-то более душевного и изысканного. Вероятно, нам опять нужно начинать с «чужих бутербродов», чтобы научиться варить вкусный «украинский борщ». На уровне (если от еды вернуться к кинематографу), какими были советские шедевры — «За двумя зайцами», «В бой идут один старики» или «Тени забытых предков». На дорожку Ричарду я бы дал с собой именно эти картины, а не «Orange Love». Пусть они — идеологически не актуальны. Зато какие «истории»!

СПРАВКА «Дня»
Ричард КРИВОЛИН — сценарист, писатель, драматург. Закончил Йельский университет. Имеет звание профессора. Получил степень магистра по сценарному мастерству в Школе кино и телевидения Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (UCLA), а так же степень магистра по драматургии и художественной литературе в Университете Южной Калифорнии (USC). В течение многих лет Криволин преподает сценарное мастерство студентам и выпускникам киношколы №1 в США — Школы кино/телевидения Университета Южной Калифорнии — USC (Джордж Лукас, Роберт Земекис, Рон Говард, Джон Синглтон — выпускники этой школы). Он планирует и проводит курсы по основам визуального рассказа, структуре фабулы и сценарному мастерству. Он обучил свыше 20 000 сценаристов. Автор таких книг, как Screenwriting From The Soul («Сценарное мастерство от души», издательство St. Martins Press), Pilot Your Life («Управляйте вашей жизнью», издательство Prentice-Hall) и How To Adapt Anything Into A Screenplay («Как превратить что угодно в сценарий», издательство Wiley & Sons).

Читать другие статьи раздела "Пресса о нас"...