Школа Голливуда (курс по сценарному мастерству Ричарда Креволина)
 

Аксинья Курина, Національний кінопортал KINOKOLO.UA, 26 апреля 2006 г.

 


С 20 по 27 апреля 2006 года в киевской Школе Голливуда проходит семидневный курс лекций по сценарному мастерству под руководством сценариста и преподавателя Ричарда Креволина. Предлагаем рассказ о первом дне занятий на курсе...

День первый

Театральный зал Киево-Могилянской Академии. В зале – четыре десятка студентов. Аудитория разная, но, в отличие от прошлогоднего курса по режиссуре Марка Тревиса, люди старше и более профессиональные. На семинар приехали москвичи.

В плане утреннего блока первого дня заявленный необходимый ликбез. Каким образом мы воспринимаем, анализируем и запоминаем истории. Вступление в кинодраматургию. О том, как происходит передача знания и информации через рассказ, и о необходимости усовершенствованных методов рассказаа. Основные принципы рассказа; конфликт; как создать привлекательный персонаж, который стремится достичь определенной цели; трехактовая структура (начало, середина, конец); побуждающее событие; настойчивое продвижение к цели; справедливое манипулирование реакцией аудитории; преодолевая препятствия и тому подобное.

Все, о чем говорит Ричард Креволин, перекликается с американскими учебниками по драматургии. Манера изложения не пафосная, преподаватель постоянно обращается с вопросами к залу. Сам же Ричард Креволин напоминает персонаж какого-то голливудского фильма: загоревший, спортивный, с белозубой улыбкой и чувством юмора. Он все время шутит. Храня при этом баланс между политкорректностью и интеллектом. Скажем, рассказ об умении создавать образы, которые привлекают зрителей, проиллюстрированная примером трех роликов о презервативах. Ролики смешные и очень эффектные. В первом герой идет улицей в сопровождении толпы переодетых белыми пушистыми зайками взрослых мужчин (костюмы сперматозоидов вынуждают вспомнить "Все, что вы хотели знать о сексе, но боялись об этом спросить" Вуди Аллена), которые, заметив симпатичную женщину, стремительно бегут навстречу. Но с помощью компьютерной графики оказываются в последний момент закрытыми в гигантский презерватив. Второй ролик – когда немолодая еврейская мать врывается в комнату своего взрослого сына и достает из кармана халата презерватив. И третья реклама с истерическим ребенком в супермаркете и молчаливым страдающим отцом. В финале появляется слоган: "Пользуйтесь презервативом!" Креволин, объясняя задание, приводит пример, что на семинарах для врачей показывали фотографии людей на последних стадиях Спида. Снимки страшные и эффективно запугивают людей. Но достичь цели можно и без запугивания. Полностью. Зрителя Креволин требует очаровать.

Первое задание – последовательность истории. Креволин рассказывает два правила преподавателей калифорнийских киношкол, какие они применяют в начале работы со студентами. При выполнении заданий запрещены ретроспективы и закадровый голос. Ретроспективные ссылки мешают истории продвигаться вперед. Задание для студентов написать сценарный этюд без диалога.

Также узнаем, что не нужно быть хорошим писателем для того, чтобы стать сценаристом. Фразы отрывочные. Большинство слов – активные глаголы и существительные. Предложения должны быть короткими. Чем более лаконично – тем лучше. В сценарии абзац должен быть не более 4-5 предложений. При написании диалогов используется сжатость языка. Придется научиться выражаться кратко.

Креволин предлагает задуматься о точке отсчета при написании сценария. Из темы? Идеи? Персонажа? "Я не являюсь нацистом истории, я не навязываю это". Креволин также говорит, что сценарной полиции не существует. Но в жизни действует принцип отдаленной ванной комнаты.

Продюсер читает сценарий и хочет в туалет. По возвращению – будет ли читать он опять? Сценарист должен сразу взять за горло – и не отпускать.

Правило написание сцены: зайти в сцену как можно позже и выйти рано. Предыдущие вступления отрезаем. Это базируется на знании человеческой природы.
Креволин говорит о необходимости профессиональных знаний, но не только этого. Сценаристу нужно изучать социологию и психологию. Необходимо понимать, какой отзыв вызовет сценарий в тот или другой момент. В этом отношении сценарист похожий на автора саундтрека. Музыка отвечает тому, что делает сценарист. Фильм изменяет гормональное состояние человека. Слезы, например, способствуют выработке сиротонина. "За два часа в кинозале вы изменяете человека", то есть сценарист занимается манипулированием. Но в кино бывает законная и незаконная манипуляция. Дальше идет пример законной манипуляции – финал "Шестого чувства", когда зритель узнает, что главный герой – привидение. Правильная манипуляция. Бог из машины – плохой вариант истории.

Создание истории – продуманный процесс. Часто мы двигаемся от финала к началу. Дальше Креволин рассказывает, что "Кока-кола" потратила много денег на изучение того, какие истории более эффективны для влияния на аудиторию. Самые эффективные ролики с симпатичными персонажами. Важно делать главного героя привлекательным для аудитории. И вот правило – "Принцип приветливой хозяйки". На первой странице отворяем двери перед читателями сценария. Ошибка, когда знакомят с первой страницы с пятью персонажами. Первое впечатление от персонажа очень важно. Зрители должны почувствовать симпатию к герою. Но существует такая типичная для сценаристов-новичков ошибка – они очень любят героя и создают ему недостаточно препятствий.
Креволин вспоминает теорию Джойса об эстетике. Первый тип искусства – моралистическое. Второй – порнографическое искусство, то есть то, что вызывает возбуждение всех эмоций. Сценарист посередине. Выходит такая дидактическая порнография, поскольку нужно возбуждать и учить зрителей.

Дальше Креволин рассказывает о типах мифов по Кембелу, старые мифы в современной культуре. Драматургические правила. Типы кино: мейнстрим и арт-хауз (на американский манер – формат Санденского кинофестиваля). Первое задание: сцена без диалогов, романтическое свидание. Две сцены – одна и та же обстановка. Действие разворачивается с промежутком времени в пять часов. Пишем на перерыве, несколько студентов потом зачитывают текст. Аудитория вносит предложения.

Получаем домашнее задание переписать этюд. И ознакомиться с материалами, розданными каждому студенту в папочках.

В целом, мое субъективное впечатление от  этого дня такое: более быстрое повторение уже знакомого материала по кинодраматургии, с небольшими нюансами. Для человека неподготовленного постичь такой массив информации (а ее значительно больше, чем здесь выложено) будет невозможно. Поэтому тем, кто решит пойти на следующий курс по сценаристике, рекомендую внимательно прочитать учебник по сценарному мастерству.